Понедельник, 23.10.2017, 14:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ТЫ на ГЛОБУСЕ
Главная » 2010 » Май » 4 » Кто такие фрики, и надо ли с ними бороться?
13:49
Кто такие фрики, и надо ли с ними бороться?
Из http://trv.nauchnik.ru/26N.pdf 

Нет света без тени. Есть наука, и есть лженаука. Чаще всего ученые стараются избегать любых форм общения с теми, кого называют альтернативщиками, или фриками*. Но есть люди, которые уделяют им достаточно много внимания и даже вступают в полемику. О фриках и альтерантивных теориях Сергей Попов беседует с экспертом в этой области Валерием Борисовичем Морозовым.

– Вы уже достаточно долго и успешно полемизируете с разными «научными фриками». Что послужило изначальной мотивацией? Меняется ли она со временем?

– Для начала надо определиться с терминологией. «Научный фрик» – это относительно новое словосочетание, обозначающее немногочисленную часть общества, невежественную и противопоставляющую себя научному сообществу. Одно из самоназваний этой публики – «альтернативщики» («альты»), т.е. занимающиеся некой «альтернативной наукой». Не все альтернативщики принимают этот термин, именуя себя истинными учеными. Отрицая научные данные, фрик рассматривает свое мнение как единственно верное.

Полемика с фриками – слишком сильно сказано. Первоначально это больше напоминало монолог. Интерес к забавным высказываниям людей, посвятивших себя решению безнадежных задач (вечные двигатели, опровержение теории относительности и т.п.), появился у меня еще в 60-е годы. Источником были копии писем в различные организации, устные рассказы, решения задач заочной математической олимпиады и даже дореволюционные брошюрки, изданные за счет авторов. Был, например, в начале прошлого столетия такой господин Охотович, решавший трисекцию угла, квадратуру круга и пытавшийся доказать «Великую теорему Ферма».

В конце 80-х – начале 90-х, с появлением СМИ, свободных от здравого смысла и этических ограничений, поток невежественной и лживой информации хлынул на обывателя, привыкшего верить печатному слову. Это было уже далеко не безобидно. Невежественный преподаватель или чиновник может причинить огромный вред. Естественно, за последние сорок лет изменилось и мое восприятие этой публики: от забавного и безобидного фольклора полусумасшедших чудаков до проявлений воинствующего невежества.

– Можно ли как-то классифицировать фриков? Наверное, распределение должно плавно переходить от альтернативщиков к обычным ученым, или есть разрыв?

– Разумеется, такого разрыва нет. Более того, человек вполне может находиться в двух ипостасях одновременно. Яркий пример «двойного гражданства» – А.Т. Фоменко: успешный математик и одновременно автор «Новой Хронологии», противоречащей не только историческим хроникам, но и датировке с помощью объективных методов. Фрика нужно оценивать сразу по нескольким параметрам. Каждый из этих параметров непрерывен и субъективен. Можно сказать, что в каждом сидит хоть немного фрика.

Есть еще один важный аспект этого вопроса – медицинский. Разумеется, ставить диагноз или как-то ограничивать права людей с психическими девиациями мы не можем, но и делать какие-то поблажки людям на основании «справки» тоже недопустимо. Нельзя забывать, что информационное поле уже в значительной степени засорено сомнительной и фальсифицированной информацией. Имеющиеся в Интернете поисковики не спасают от потока дезинформации.

– Каковы наиболее типичные ошибки и заблуждения альтернативщиков?

– Обычно альтернативщик сразу от общих рассуждений об ошибках (Эйнштейна, Ландау и др.) переходит к конкретным выводам, противоречащим фундаментальным принципам. Как правило, эти выводы делаются на основании примитивных расчетов и нелепой трактовки терминов, экспериментов и законов природы. Проще говоря, источник ошибок – невежество. Распространенная ошибка – «вычисление» какой-нибудь физической константы через производные константы. Например, массу электрона вычисляют через заряд и классический радиус электрона (куда уже входит масса электрона). Подобной «арифметикой» увлекаются многие фрики.

Любимые темы: теория относительности, вечные и безопорные двигатели. Популярны также Большой взрыв, черные дыры и темная материя. Причем обычно встречается отрицание имеющихся фактов либо нелепые предположения об их природе. Популярны «разоблачения» электродинамики. Наивная вера в то, что наука не располагает данными о строении атома, позволяет некоторым толкователям создавать нелепые конструкции, не утруждая себя сверкой ни с опытными данными, ни с элементарными физическими законами.

Для альтернативщиков часто характерен размах. Если это химия, то непременно надо написать новую периодическую систему элементов. Если математика, то нужно отменить иррациональные числа или, наоборот, изобрести гиперкомплексные числа, которые сразу решат все проблемы. В физике, по мнению альтернативщиков, теория относительности и квантовая механика – причина всех несчастий. Некоторые идут еще дальше и зло видят даже в законах Ньютона.

Правда, не все фрики занимаются глобальными проблемами. Элементарная физика не менее популярна. Камнем преткновения для большого количества альтернативщиков является вращательное движение.

Нагромождение противоречий с известными данными нисколько не смущает альтернативщика, и его точка зрения не меняется годами.

– Всех ли альтернативщиков можно назвать лжеучеными? Вообще, как бы вы определили лжеученых?

– Наверное, неправильно применять к альтернативщикам любое слово с корнем «ученый», кроме слова «неуч». Термин «лжеученые», видимо, более широкое понятие, чем трактуется комиссией РАН по борьбе с лженаукой.

Я бы определил лжеученых как категорию деятелей, паразитирующих внутри научного сообщества. Для них характерна имитация научной деятельности. Во многом этому способствовали обстановка благодушия и система поощрения посредством присуждения научных званий и степеней.

Хочу обратить особое внимание на «микрофричество» в науке, не афишируемое, а посему и не менее опасное. Украшательство математическими формулами, из которых ничего не следует, и, главное, несоответствие методов и «решаемых» задач делают работу лишенной всякого смысла.

– Стоит ли бороться с лженаукой? Можно ли ее победить (и нужно ли)? Или просто она должна занять свое место?

– Вряд ли можно истребить невежество и психические заболевания. И запретить их нельзя. Но, разумеется, нельзя пускать все на самотек. Нужно заниматься образованием и общедоступным просвещением. А научное сообщество способно создать условия, в которых оно будет достаточно защищено от таких явлений.

В первую очередь необходимо сделать более доступными научные издания, прежде всего в Интернете, в том числе и иностранные издания. Это не менее важно, чем закупка вооружений для армии, а обойдется в сущие копейки. Сейчас даже такие издания, как Nature, PhysRev или медицинские журналы, доступны только в некоторых крупных научных центрах.

Необходимо сделать более доступными в Сети научные и научно-популярные издания. Приведу пример. Было такое замечательное бумажное и сетевое издание «Соросовский образовательный журнал», в котором специалисты достаточно доступно рассказывали о своей работе. Сейчас от него остались лишь обрывки, разбросанные по Сети. Возрождение этого или создание подобного издания в Интернете, по моему мнению, не только осуществимая, но и крайне необходимая вещь.

Нужно вспомнить и об образовательном канале на телевидении. Скорее всего, этот опыт можно использовать в гораздо более перспективной форме интернетовского дистанционного образования. При этом можно использовать лекции лучших лекторов лучших университетов. Это должен быть общедоступный единый фонд.

В дополнение к этому нужны специализированные поисковые системы и новые рейтинги сайтов, ориентированные не на число посещений или количество проплаченных денег, а на достоверную информацию. Сейчас в лидерах рейтингов «научных сайтов» в основном шарлатаны, сборники шпаргалок и рефератов, псевдонаучные организации (такие, как «Академия тринитаризма») и сомнительные «изобретательские» сайты.

Система аттестации должна заработать в обе стороны. Принцип «я тебя породил, я тебя и убью» должен быть взят на вооружение ВАКом. Нужна реальная возможность аннулирования званий и степеней, присвоенных людям, которые этого не достойны.

– На ваш взгляд, современная система научной экспертизы в России (и, для сравнения, в СССР) достаточно эффективна для нейтрализации негативных эффектов лженауки?

– Конечно, нужно совершенствовать все, что можно. Положительный сдвиг – это появление системы грантов. Традиционная система рецензирования в научных изданиях, пожалуй, даже чрезмерно строга. При этом откровенно слабые (правильные, но неинтересные, не несущие научной новизны) результаты не являются редкостью даже в солидных изданиях.

Особняком стоит патентная экспертиза. Традиционно в нашей стране она воспринималась как научная работа, сейчас часто она используется в рекламных целях. Однако патент несет в себе только имущественные права, а никаких гарантий работоспособности, эффективности, безвредности способа или устройства он не дает. Есть примеры патентов на вечные двигатели и безопорные движители. Тут должны действовать лицензирование и независимая экспертиза.

– Какие самые забавные фрики вам попадались? Запомнились ли какие-то встречи с альтернативщиками «в реале»?

– Как правило, в реале альтернативщик – грустное зрелище с невразумительной речью. Я помню Добрецова, вещающего что-то студентам мехмата. У него было два потрепанных портфеля, набитых вариантами доказательства теоремы Ферма. Встречался с одним из самых одиозных современных российских фриков – А. Кушелевым. Мне время от времени присылают странные работы, иногда с предложением доработки. Типичная фраза: «Вы там посчитайте что надо, а я поделюсь с вами Нобелевской премией».

Для фриков характерны путаница в терминах, неоднозначность высказываний, длинные и путаные описания истории предмета, разговоры о кризисе и ошибках в науке. Излюбленная тема – измышления о преследовании альтернативщиков, секретные приказы Академии наук, Комиссия по борьбе с лженаукой. В бедах фриков виноваты В.Л. Гинзбург, Э.П. Кругляков и даже «платные агенты Комиссии», в том числе и ваш покорный слуга.

Отдельные фразы уже стали классикой творчества фриков. Например, «это уравнение мы решаем не уравнением, а соображением», «во всяком умении есть свой приспособлений». Эффект от подобных высказываний часто усиливается отсутствием чувства юмора у извергающего подобные перлы.

– Можно ли рекомендовать студентам, аспирантам, молодым ученым оттачивать свои знания по физике в полемике с фриками или, быть может, в разборе ошибок и т.п.?

– По большей части никакой полемики нет, поскольку фрик чаще всего не может сформулировать задачу. Часто это нелепые предположения: «фотон закручивается в кольцо, образуя электрон». Но есть примеры постановки новых задач, некоторые их парадоксальные решения достойны включения в сборники задач повышенной трудности. Однако общение с фриками требует терпения и времени. Вряд ли это занятие можно рекомендовать для каждого. Хотя лично я нахожу его не только интересным, но и явно полезным, в основном для себя, ведь это требует постоянного расширения кругозора.

* Производное от freak (англ.) - лицо, заметно отличающееся от других.
Категория: Статьи | Просмотров: 823 | Добавил: Pchela | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]